Заметки написаны человеком, который на личном опыте знает, что такое наркомания.

«Несколько лет плотной героиновой системы, судимости, лишения и страдания не прошли для меня зря — в определённый момент всё изменилось, и я ценю каждый момент своей новой жизни. Эти записи не носят характер пропаганды или активного разоблачения тех или иных сторон жизни, которые связаны с наркоманией. Я лишь хочу, чтобы каждый наркоман мог узнать, что выход есть; чтобы каждый человек, который осуждает наркоманов, задумался — а действительно ли он и его семья в безопасности? Надеюсь, что причиню своими заметками больше пользы, чем вреда.»

Стиль, орфография и пунктуация авторские

 

Лето. Осень. Папиросим. Два-два-восемь, два-два-восемь.
Лето. Осень. Папиросим. Два-два-восемь, два-два-восемь.

Иногда задумываюсь о своём мозге, и становится жалко бедняжечку.
Не то, чтобы он болел или давал серьёзные сбои — нет. Просто тем летом я отточил своё умение варить “винт”.

Лето. Осень. Папиросим. 228. 228. В конце августа мои движения с травкой оборвались заключением и судимостью. Слава Богу, что не с килограммом попался, а с пакетом. С работы уволили, денег становилось всё меньше, пришлось через какое-то время продать цифровик в рассрочку своему товарищу, какие-никакие деньги. На какое-то время я отъелся, съехал со всех тем, получил права и смотрел с фотографии на них вполне зрелым молодым человеком (в отличие от паспорта, с которого испуганно глазел высохший шизик).

Эфедрин, Винтовое безумие, Тяжкое Бремя Умения Варить Винт

Страхи поутихли. Я научился заказывать Efedrina level и Alfavit с интернет-магазинов для качков. Красный фосфор с йодом тоже нашлись в интернете. Понеслось. Бутылки, весы, капельницы, склянки. Запах бензина и разъеденные щёлочью пальцы с желтизной от йода. Электроплитка под кроватью и половник с солью для приготовления на кухне. Фурики, пипетки, ватки, шприцы. Вес моего тела стремительно уменьшался, количество синяков и сожжёных вен стремительно увеличивалось. Героин? Героин — только, чтобы приостановить очередной марафон, успокоиться и поспать.
Соляная кислота в шприце, стук бутылки об коленку, кристаллы на дне тарелки… Меня до сих подташнивает от этих образов.

Эфедрин, Винтовое безумие, Тяжкое Бремя Умения Варить Винт

У меня была чёрная сумка. Школьная такая сумка, обычно в ней носят тетрадки и учебники. Я носил в ней свою кухню. Всё, что было нужно. Меня звали туда, где есть эфедрин или что-то содержащее его. Квартира старого друга Серёжи превращалась в притон, многие его друзья-товарищи именно там кололись в первый раз. Прогулки через весь город, разговоры по полночи, чаёк, пара кубов для догоночки. Ну и, конечно же, снова клубы. Не так часто уже, но с удовольствием и стёртыми ногами под утро.

Плюс ко всему друг приехал с Казантипа тогда, по пути захватив в Кривом Роге эфедрина грамм 20. Я помогал ему, по-дружески варил, по-дружески помогал продать.

Мне жалко мой мозг. Иногда мы болтали “мульку”. Эфедрин, уксус, марганцовка. Говорили, что это приводит к слабоумию. Только не меня. Я же чуть-чуть.

Иногда я засыпал на приходе. Особенно помню тот день, сумасшедший день.
Шли уже не помню какие сутки марафона. всю ночь я искал проблемы в проводке у себя дома. Всю ночь. До рассвета. Бегал по дому, включал и выключал свет. Я не чувствовал, что это глупо или безумно. В сети действительно были перебои и пытался как-то это исправить, включая всё, что можно, когда напряжение росло и выключая, когда падало. Я разобрал счётчик, я обошёл всю веранду и подвал в поисках замыкания. Под утро свет отключили полностью и я ушёл гулять по городу. Тогда за несколько часов я поставил себе ещё кубов 6 винта, остатки — в 12-этажке на “Юрюзани”. Так и вышел на улицу. Обстановка изменилась кардинально, казалось, что я иду навстречу сильному ветру, меня покачивало, я видел воздух. Воздух видел, понимаете? Как Нео из Матрицы наблюдал за замедленным ходом времени, сузив обзорную перспективу до размера тоннеля. Сделав дома смывки с двух фуриков, на приходе я уснул.

Слава Богу, что мне опротивело в какой-то момент это безумие, что я снова бескомпромиссно сел на героин через какое-то время. Слава Богу. От остатков лаборатории я избавился уже в выздоровлении, попросив помочь мне в этом маму. Она нашла только остатки кристаллического йода. До сих пор его раствором смазывают ранки мои родные.

Возможно меня поймут только наркоманы, возможно кого-то что-то остановит. Я не знаю. Дай Бог, если это принесёт кому-то пользу, а меня потряхивает и подташнивает уже. Ушёл молиться.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.