Вдыхаю и поскорее ложусь, помня, что эффект наступает очень быстро. На кашель почти не пробивает, но пора бы уже и выдыхать. Выдыхаю. Ничего не происходит. Почти. Только как-то все.. И на этом мысль останавливается. И картинка тоже, я не успеваю закрыть глаза. Остаются только ощущения и звуки. И способность запоминать. И где-то в уголке сознания сигнал тревоги. Реальность стремительно густеет и превращается в пласты чего-то по консистенции похожего на битум или асфальт, но прежних цветов – цветов узора на обоях. И эти пласты движутся, причем одновременно по горизонтали и по двум диагоналям. И они – это я, а я – это вся вселенная, состоящая из этих медленно и неумолимо движущихся многотонных пластов. Все мысли и слова, не успев возникнуть, перемалываются этим движением. Меня как будто размазывает асфальтовым катком, и ничего нельзя с этим поделать. Только чувствовать вибрацию трущихся липких шероховатых поверхностей и слушать циклически повторяющиеся слова. Слова – это наиболее близкий термин нашего мира, в том мире это скорее законы мироздания, выраженные в виде звука, и одновременно движущая сила, которая заставляет пласты перемещаться. Передать их голосом невозможно, я запомнил одно и попытался потом произнести – получилось что-то похожее на вьетнамскую речь и совсем непохожее на то, что слышал там. А тот единственный маленький кусочек сознания, что остался от меня прежнего, примитивная схема “автопилот”, которая следит за адекватностью поведения и приводит домой даже в самом убитом состоянии – она продолжает бить тревогу. Потому что не так АБСОЛЮТНО ВСЕ. И похоже, что навсегда – прошла уже целая вечность и все по-прежнему. А я не могу никак отреагировать, меня больше нет, автопилот – это все, что от меня осталось. И мне это не нравится. Не страшно, а просто сильно, до тоски, не нравится, ибо прежний мир был интересней. Стоп, кому не нравится? Мне. Значит я все-таки существую. Ну да, и даже немного мыслю. Значит попускает. Ура. Ураа!! Надо попробовать что-то сказать. Не получается. Вот уроды, как можно такое продавать? И каким надо быть идиотом, чтоб такое употреблять. А еще диссоциатив называется! Никакой это не диссоциатив, а фигня полная, генератор ступора. Надо выключить телефоны, а то позвонят – что я им скажу, если разговаривать не умею? Как же это тяжело и неприятно – двигаться! Но получилось, обе трубы выключены. Фуф, аж вспотел. Вообще жарко в комнате, все тело в липком поту. “Жарко!” О, получилось сказать! Так, все, спать, пока не попустит, и больше – никогда и ни за что!

Поспать не получилось. Лежал и думал всякие гадости – что дурят нашего брата, что надо вернуть и забрать деньги, что правильно ее в России запретили.. И как-то за этими мыслями окончательно попустило, голова чистая и ясная, негатив весь куда-то испарился.

Выводы:
1) Вещь сильная и жесткая. Впервые на себе ощутил и понял, что значит “плющит”. Любителям “покайфовать” употреблять категорически не рекомендую.
2) Никаких философских откровений, прозрений и прочего в этом духе лично я не ощутил.
3) Действует мгновенно, поведение индивидуально и непредсказуемо. Обязательно присутствие трезвого “ситтера”.
4) Попускает быстро и полностью, для здоровья не опасна.

Буду ли еще пробовать? Скорее всего да. Но только не дома, а на природе – надеюсь, эффект будет более интересен.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.